Меню

Как провести капитальный ремонт объекта культурного наследия



Минкультуры России от 19.07.2017 N 212-01.1-39-ВА «Разъяснение о проведении работ по фасадам объектов культурного наследия»

МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 19 июля 2017 г. N 212-01.1-39-ВА

О ПРОВЕДЕНИИ РАБОТ ПО ФАСАДАМ ОБЪЕКТОВ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ

В связи с участившимися обращениями собственников или иных законных владельцев объектов культурного наследия по вопросу проведения работ по фасадам объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации (далее — объектов культурного наследия) Минкультуры России дает разъяснения.

Работы по сохранению объектов культурного наследия в соответствии со статьей 40 Федерального закона от 25.06.2002 N 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» (далее — Федеральный закон) проводятся на основании статьи 45 Федерального закона.

Требованиями пункта 1 статьи 47.3 Федерального закона запрещено проводить работы на объекте культурного наследия в случае, если предмет охраны объекта не определен. Также запрещено проводить работы, изменяющие предмет охраны объекта культурного наследия либо ухудшающие условия, необходимые для сохранности объекта культурного наследия.

Таким образом, до начала любых работ на объекте культурного наследия особенности, составляющие предмет охраны объекта, должны быть утверждены.

На фасаде и его декоративных элементах, являющихся предметом охраны, в силу статьи 43 Федерального закона проводится реставрация в целях выявления и сохранности историко-культурной ценности таких элементов объекта.

К реставрационным работам по фасаду, являющемуся предметом охраны, относятся в том числе вычинка, докомпоновка фасадной стены, элементов декора, лепного декора, воссоздание отдельных элементов, реставрация оконных и дверных приборов, являющихся историческими, реставрация исторического штукатурного слоя, заделка трещин в стене.

Для проведения реставрационных работ необходимо согласовать проектную документацию на проведение работ по сохранению на основании акта государственной историко-культурной экспертизы в соответствии с приказом Минкультуры России от 05.06.2015 N 1749 «Об утверждении Порядка подготовки и согласования проектной документации на проведение работ по сохранению объекта культурного наследия, включенного в единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, или выявленного объекта культурного наследия» и получить разрешение на проведение указанных работ в соответствии с пунктом 5.2 Порядка выдачи разрешения на проведение работ по сохранению объекта культурного наследия, утвержденного приказом Минкультуры России от 21.10.2015 N 2625 (далее — Порядок).

В отличие от реставрационных работ, ремонт фасада объекта культурного наследия в соответствии со статьей 42 Федерального закона может быть проведен в целях поддержания в эксплуатационном состоянии памятника без изменения его особенностей, составляющих предмет охраны.

К ремонтным работам по фасаду и его элементам относят работы, не подразумевающие восполнение утрат, докомпоновку, восстановление крупных элементов и деталей. В случае отнесения к предмету охраны фасада и его декоративных элементов такими работами являются в том числе заделка трещин в штукатурном слое, расчистка от штукатурного слоя и старой окраски, штукатурка и окраска фасада и элементов декора в существующий цвет, окраска цоколя, обработка огне- и биозащитными составами, замена или ремонт оконных и дверных приборов, ремонт оконных отливов и водосточных труб, козырьков, сходов, крылец.

Для проведения ремонта необходимо получить разрешение на проведение ремонтных работ в соответствии с пунктом 5.4 Порядка без прохождения государственной историко-культурной экспертизы и согласования проектной документации.

Промывка и очистка фасадов проводится в рамках хозяйственной деятельности собственника либо иного законного владельца объекта культурного наследия, руководствуясь Методическими рекомендациями по эксплуатации объектов культурного наследия, рекомендованные письмом Минкультуры России от 22.02.2017 N 45-01.1-39-НМ, и не требует получения разрешительных документов.

Источник

Статус обязывает,
или Как провести ремонт дома-«памятника»

Быть жильцом одного из исторических домов в Кемерове – повод для гордости. Прекрасная архитектура, хорошая планировка, просторные квартиры, престижный район – особенно если речь идёт о домах в центре. Вот только состояние домов, внесенных в список объектов культурного наследия муниципального или даже регионального значения, зачастую оставляет желать лучшего.

Мы сами отмечали это не раз, фотографируя замечательные архитектурные шедевры довоенной и послевоенной постройки. Фасады зданий буквально кричат: отремонтируйте нас! И это только вершина айсберга: ведь в негодность приходит не только внешний облик – ветшает и кровля, и фундамент, и перекрытия…. Как обидно, что в аварийное состояние приходят самые красивые, гармоничные, величественные постройки Кемерова. Но когда начинаешь разбираться в теме, то становится очевидно: статус «объект культурного наследия» (ОКН), с одной стороны, охраняет здания от сноса и безвкусной модернизации, с другой – значительно усложняет жизнь его обитателям и делает путь здания к столь желанной реставрации довольно извилистым.

Суть в том, что заботиться о состоянии объектов культурного наследия обязан собственник. И хорошо, если он один. К примеру, многие исторические здания, где базируются учреждения культуры, принадлежат муниципалитету. И вопросы их реконструкции город успешно решает.

Как правило, статусные многоквартирные дома имеют нескольких собственников. Иногда десятки. Это владельцы квартир и коммерческой недвижимости. Именно в их совместной компетенции задача – как сохранить красивое, ценное с исторической и архитектурной точки зрения здание. Спасти общий дом от разрушительного воздействия времени.

О проблемах «статусных» домов, давно требующих ремонта, а также о том, почему их жильцам особенно важно проявлять активную жизненную позицию, мы поговорили с Юлией ГИЗЕЙ, председателем комитета по охране объектов культурного наследия Кузбасса.

– Юлия Юрьевна, давайте для начала разберемся, что такое «объект культурного наследия». Это ведь не каждый дом с историей, верно?

– Не каждое старое здание является объектом культурного наследия, как не каждая статуя – памятник истории и культуры. Этот статус должен быть закреплен нормативным актом. Всего по Кузбассу таких объектов 1371, из них 809 – это объекты археологического наследия. Остальные – здания, сооружения, братские захоронения, места боев Гражданской войны, часть мемориалов в память о Великой Отечественной войне. Ну и 95 многоквартирных домов. Большая часть их расположена в Кемерове, есть они также в Новокузнецке, Прокопьевске, Мариинске, Ленинске-Кузнецком. В столице Кузбасса такие дома украшают в основном центр города: проспект Советский, улицы Весеннюю, Арочную, Николая Островского, также это несколько зданий в районе Соцгорода – на Черняховского и Рукавишникова, дома жилищного кооператива «Искра» на Красноармейской, Кирова, Кузнецком. К объектам культурного наследия регионального значения относятся так называемые «дома ТЭЦ» или «жилкомбината» – четыре здания, построенные в 1930-е на Арочной и Ермака. И наконец, целый архитектурный ансамбль в Кировском – три уникальных квартала (полный список жилых многоквартирных домов, признанных объектами культурного наследия приведен в конце материала — прим.ред)

– Как здания попадают в перечень объектов культурного наследия?

Читайте также:  Ремонт двигателя nissan bd30

– В заявительном порядке. В принципе, любой гражданин – не обязательно эксперт или жилец дома – может внести предложение по тому или иному объекту, обосновав свою позицию. А далее уже специалисты в области истории и краеведения принимают решение. Если оно положительное, проводится дальнейшая историко-культурная экспертиза. Она определяет наименование объекта, предмет охраны, границы территории, режим использования, будущий статус – регионального или муниципального значения это будет памятник. В первом случае выпускается приказ областного комитета, во втором – получаем согласие города. Жильцы здания, если объект – многоквартирный дом, в процессе принятия решения не участвуют. К слову, в настоящее время объектов на рассмотрении в Кемерове нет, только в Новокузнецке. Случается, что эксперты отклоняют предложение. Например, в соответствующий реестр не попали статуя Ленина в Междуреченске, стела на въезде в Новокузнецк. Но важно понимать, что о сохранении исторических объектов, не вошедших в реестр, также продолжаем заботиться.

– Почему всё же так сложно решаются вопросы с ремонтом «охраняемых» многоквартирных домов? На это сетуют жильцы практически всех исторических зданий, о которых нам довелось писать…

– Совершенно согласна, подводных камней здесь очень много. Начиная с несостыковок в законодательстве об охране объектов культурного наследия и Жилищном кодексе РФ. Первое исходит из того, что всю ответственность за ОКН несут собственники, государство лишь ставит требования и ограничения, которые касаются предмета охраны. В итоге выходит, что мы охраняем не только лепнину, например, но и собственно стены, капитальные конструкции, кровлю… Предметом охраны являются даже материалы, из которых выполнен объект. Но мы же понимаем, что невозможно выполнить реконструкцию из тех же материалов, что использовали в старину, – тогда здание не будет соответствовать уже современным строительным нормам. А ведь у нас в Кузбассе даже класс сейсмической опасности сегодня не тот, что был в 1930–1950-е годы, в 1990-е он был повышен, соответственно повысились требования к сейсмостойкости зданий. Еще момент – часто объектом охраны является функциональное назначение здания. Если сказано: дом жилой – то должен быть именно жилой дом и ничто иное.

В случае с многоквартирным домом мы имеем много собственников жилых помещений, но нет единого хозяина здания. Жилищный кодекс говорит о том, что для пользования и распоряжения общедомовым имуществом собственники должны объединиться. Вариантов несколько: либо организация товарищества собственников жилья (ТСЖ), либо выбор управляющей компании (УК) и выстраивание договорных отношений с ней. Текущее содержание и текущий ремонт – всем этим занимается УК. Заключив договор, нужно требовать качества оказания услуг. Законом предусмотрено, что председатель совета дома должен подписывать акт о приемке работ. Если нужен капремонт, то собрание собственников жилья принимает решение о том, что именно будет отремонтировано – фасад, фундамент или кровля. Кстати, хотя многие жалуются именно на состояние фасадов, я всегда стою за то, чтобы в первую очередь производился ремонт кровли или фундамента. Задача нашего госоргана – раз в пять лет проверять состояние объекта культурного наследия, степень его сохранности, состояние конструкций. Сейчас мы стараемся разделить все работы по сохранению ОКН на те, которые требуют капитального ремонта, и те, где достаточно текущего содержания – именно оно очень важно для сохранности здания. Дважды в год необходимо проверять водостоки, не допускать того, чтобы на кровле, козырьках подъездов вырастали деревья. А ведь всё это – рядовые задачи УК. Когда техническое обслуживание выполняется регулярно, то и масштабная реконструкция – весь этот трудоемкий процесс с выполнением проектной документации и поиском лицензированных организаций – понадобится нескоро. Жители должны взаимодействовать с УК, требовать, чтобы она выполняла свою текущую работу.

– Сейчас много говорится о том, что оптимальная форма управления домом – это ТСЖ…

– Аргументы в пользу такого утверждения, конечно, имеются. К примеру, в Новокузнецке есть прекрасный дом на проспекте Металлургов – переменной этажности в 5-6 этажей, введен в эксплуатацию в 1939 году, а в 1960-е годы там еще и лифты поставили. Дом строился для партийной номенклатуры и руководства КМК. Меня поразило, что там мусоропровод идет из каждой кухни, и люди им по-прежнему пользуются. В подвале идеально чисто и нет запаха, всё вычищено, постоянно дворник работает. Жильцы этого дома отказались от УК, создали свое ТСЖ, выбрали председателя – замечательно работает, со всеми соседями общается ежедневно. При необходимости жильцы собирают на ремонт дополнительные средства… Но это произошло после негативного опыта: был произведен некачественный ремонт, организованный управляющей компанией. Проблем-то у дома, как и у других аналогичных, хватает. Просто жильцы взяли дело в свои руки, сейчас они работают над тем, чтобы исправить ошибки, допущенные при ремонте.

Можно и без ТСЖ обойтись, конечно. Но горожане должны принять как факт: современное жилищное законодательство требует активной позиции жильцов. Наша ответственность больше не ограничивается пределами квартиры. Нормой должно стать ежедневное бережное отношение к месту, где мы живем. Да, не все к этому привыкли. В советские годы обо всём заботилось государство, а в девяностые весь жилищный комплекс работал на износ, и сейчас мы пожинаем плоды…

С другой стороны, одной активности тоже мало, нужны еще и деньги. Очевидно, что средств, которые жильцы сдают на текущий ремонт, недостаточно, чтобы произвести качественную реконструкцию исторического здания по всем правилам. Думаю, что скоро встанет вопрос о софинансировании со стороны государства, потому что по всей стране эта проблема стоит остро, ситуация назревает.

– К вопросу о капремонте: в настоящее время ведутся какие-то подобные работы в Кемерове? При подготовке материалов мы обошли с начала года множество исторических зданий – зрелище зачастую удручающее, особенно со стороны дворов…

– Вы правы. С 2016 года ремонт не выполнялся – проблемы я вам уже обозначила. В конце 2020-го года надеемся приступить к проектным работам по списку из 27 многоквартирных домов, нуждающихся в капитальном ремонте. Сейчас идет процедура согласования с собственниками видов работ, они должны подписать протокол. В настоящее время мы как раз активизировали работу по Кемерову для того, чтобы составить план ремонтно-реставрационных работ, они должны совпадать с планами ремонта, чтобы капремонт фасада, кровли, фундамента или перекрытий был обоснован. А уже проектировщики будут основываться на нашей документации.

Читайте также:  Тнвд zexel инструкция по ремонту

– Задам вопрос насчет восстановления печально известного дома на Островского, 27 (в марте 2013 года здесь обрушилась одна из венчавших здание башенок, а в 2018-м треснул фундамент из-за намокания. – Прим. ред.). На какой стадии сейчас проект?

– Дом с курдонером, построенный в 1950-е, требует реставрации путем масштабной реконструкции. Проект уже разработан и прошел историко-культурную экспертизу. На очереди задача – пройти госэкспертизу проектной документации. На нашем сайте было организовано общественное обсуждение результатов государственной историко-культурной экспертизы, управление культуры, спорта и молодежной политики администрации города выдало согласование. Мне лично проект понравился. Очень точно будет воспроизведен облик здания: в город вернутся обе башенки, очень интересно выполнены козырьки над подъездами, которых раньше этот дом не имел, – аккуратно вписанные в стилистику, но функциональные. Есть вопросы у госэкспертизы к техническим решениям проектной документации. По утверждению проектировщиков, потребовалось много дополнительных расчетов, а значит, и расходов. Сейчас судьба проекта решается.

– В целом создается впечатление, что дома довоенной постройки лучше сохранились, чем возведенные в сталинскую эпоху…

– Это довольно спорно. Возможно, обветшание «сталинок» сильнее бросается в глаза из-за обилия на них различных декоративных элементов, лепнины, которые со временем повреждаются. Дома же, близкие по стилю к конструктивизму, в целом выглядят более практично, функционально, у них нет декора. В Кемерове эти дома имеют меньше этажей, они более легкие, нагрузка на конструкции меньше. Иногда считается, что до войны использовались более качественные стройматериалы и лучше соблюдались технологии, однако в документах мы встречаем множество упоминаний о том, как возводились объекты методом «народной стройки». Например, автор проекта Дворца труда архитектор Крячков регулярно писал жалобы на то, что его детище строится с отступлениями от проекта. Многие здания строили вообще в авральном режиме: работникам новых предприятий срочно требовалось жилье. Еще была широко распространена практика сдачи домов поподъездно (сейчас она строго запрещена) – сегодня эти швы между отдельными частями дома обнажаются и пугают жильцов. Так что – нет, сравнивать эпохи не совсем корректно.

А вот состояние домов действительно очень разное. На это влияет множество факторов. Возьмем дома ТЭЦ (Арочная, 41 и 39, и Ермака, 2 и 5). Это четыре дома жилкомбината, построенные в 1931–1934 годах, в каждом из них совмещены различные типы жилья: коридорное общежитие для одиноких на втором этаже, секции квартир для малосемейных с общим санузлом и трёхкомнатные квартиры для семей номенклатуры с санузлами, ванными комнатами, кухнями. Дом по Арочной, 41, первым пришел в аварийное состояние, в связи с чем в девяностые годы был выведен из жилого фонда и переделан под офисы. Возможно, негативное влияние на состояние дома оказало строительство нескольких высоток в непосредственной близости от него. Точно так же от динамических нагрузок пострадало здание по соседству – признанный аварийным бывший корпус КемГУ на Ермака, 7, в пристроенном помещении долгое время находилась типография. Правда, это здание не является объектом культурного наследия, так что, вероятно, его ждет демонтаж.

– Еще одна проблема жильцов исторических домов – перепланировка. Сделать ее по всем правилам для них гораздо сложнее, чем жителям квартир в обычных домах…

– Да, законодательство не допускает изменение предмета охраны. Но на практике мы имеем дело с огромным количеством правовых коллизий. Сколько перепланировок квартир сделано в период, когда наши дома еще не были признаны объектами культурного наследия, сколько остеклено балконов, установлено кондиционеров, уродующих внешний вид зданий! Эти вопросы до сих пор до конца не урегулированы на государственном уровне. На рассмотрении Государственной думы законопроект, предписывающий производить демонтаж кондиционеров при капитальном ремонте таких многоквартирных домов, взамен проектировщик должен предложить способ вывести вентиляцию, не портя облик здания. Такие пути всегда можно отыскать – к примеру, в Доме кино «Москва» кондиционеры искусно скрыты от посторонних глаз на балконе. Но действовать надо осторожно, понимая, что эти дома создавали очень талантливые архитекторы, предусмотрительные люди, тщательно рассчитавшие все параметры. И вмешиваться в эту стройную систему чревато…

Еще раз напомню – собственники должны нести ответственность за сохранность домов, где они живут. Это касается и замены окон – недопустимо менять их форму, увеличивать или уменьшать. По-хорошему, деревянные окна следует заменять на деревянные с сохранением оригинальной расстекловки. Кстати, ее можно воспроизвести и на пластиковых окнах – как поступили при замене оконных рам на стеклопакеты в здании администрации Правительства Кузбасса.

Перепланировка требует согласования: для муниципального объекта – в городском управлении культуры, спорта и молодежной политики, для объекта регионального значения – в комитете по охране объектов культурного наследия Кузбасса. Дальнейший алгоритм аналогичен порядку, принятому для капремонта. Дело непростое и затратное, однако и последствия незаконной перепланировки бывают самые печальные, особенно на таких сложных объектах. Так что это вопрос не только ответственности, но и безопасности…

Что делать жителям «охранных» домов?

Порядок действий по ремонту многоквартирных домов, признанных объектами культурного наследия:

1. Заявление собственника (решение общего собрания собственников жилья МКД) в орган охраны культурного наследия – муниципалитет или комитет по охране объектов культурного наследия Кузбасса (в зависимости от статуса ОКН). В заявлении собственник просит выдать задание на работы по сохранению объекта культурного наследия, которое необходимо, чтобы проектировщик знал, что от него потребуется – ремонт или реставрация – и какой состав проектной документации нужен.

2. С полученным заданием собственник обращается к проектировщику, имеющему лицензию Министерства культуры РФ. Перечень таких организаций есть на сайте Минкультуры России. С 2016 года две такие проектные организации есть и в Кузбассе.

Читайте также:  Кузовного ремонта автомобилей реферат

3. Разрабатывается проект. Если речь идет о реставрации или приспособлении для современного использования, то организуется проведение историко-культурной экспертизы проектной документации. Для этого необходимо участие трех экспертов (физических лиц), аттестованных Минкультуры России. В регионе у нас таких экспертов нет, но обычно они выполняют задачу дистанционно, и проектировщики подсказывают, к кому можно обратиться.

4. Проект направляется в орган охраны ОКН на согласование.

5. Организуется общественное обсуждение проекта на сайте соответствующего ведомства в течение 15 рабочих дней.

6. Производится согласование проекта региональным либо муниципальным органом охраны ОКН.

7. Получив на руки все вышеуказанные документы, собственник подбирает подрядчика с лицензией Минкультуры России. Таких организаций в нашей области нет, да и в целом по стране их немного. Судите сами: даже простой кровельщик должен сдать в Москве экзамены, чтобы иметь право работать по такой лицензии. Потому этот этап – один из самых сложных. На крупных объектах в области работают реставраторы из других регионов, поэтому им проще взять еще и мелкий проект – квартиру, магазин в доме. В органах охраны ОКН можно узнать, кто сейчас работает на территории Кузбасса.

8. С подрядчиком заключается договор. И одновременно еще договоры на авторский надзор и технический надзор – с проектировщиком, который будет следить за выполнением работ.

9. Подрядчик получает разрешение на выполнение работ от органов охраны, которые прописывают сроки выполнения работ и в дальнейшем также выступают надзорным органом (помимо авторского и технического надзора).

10. Производятся работы.

11. После завершения работ лицо, осуществлявшее авторский надзор, в течение 90 дней делает отчет, сдает его в орган охраны. Последний рассматривает его в течение месяца, утверждает либо предлагает устранить недочеты.

12. Последний этап – приемка работ. В ней участвуют собственник, госорган, подрядчик, проектировщик. Выявленные недостатки ремонта устраняют либо в рамках гарантийных обязательств, либо – если в процессе реконструкции выявились неучтенные ранее проблемы – приходится идти по кругу заново, разрабатывать новый проект.

Жилые многоквартирные дома в Кемерове, которые признаны объектами культурного наследия:

Регионального значения:

  1. Жилой дом, ул. Притомская набережная, 11; 1935 г., архитектор И. Белоусович
  2. Жилой дом, ул. Притомская Набережная, 13; 1938 г., архитекторы Н.Текутов, С.Скобликов,
  3. Жилой дом ТЭЦ, Арочная, 39; 1931-1934 г.
  4. Жилой дом ТЭЦ, Арочная, 41 (выведен из жилого фонда); 1931-1934 г.
  5. Жилой дом ТЭЦ, Ермака, 2; 1931-1934 г.
  6. Жилой дом ТЭЦ, Ермака, 5; 1931-1934 г.
  7. Жилой дом Притомского участка, Орджоникидзе, 3; 1938-1939 г., архитектор: П. Кушнарев
  8. Жилой дом Притомского участка, Орджоникидзе, 5; 1938-1939 гг., архитекторы: Н.Н. Текутов; С.П. Скобликов

Муниципального значения:

  1. Жилой дом кооператива «Искра», Кузнецкий 46; 1928-1930 г
  2. Жилой дом кооператива «Искра», Красноармейская 80; 1928-1930 г
  3. Жилой дом кооператива «Искра», Красноармейская 82; 1928-1930 г
  4. Жилой дом кооператива «Искра», Кирова, 57; 1928-1930 г
  5. Дом жилой, Островского, 29; 1940-1941 г., архитектор А.А. Полянский
  6. Дом жилой, Островского, 28; 1937-1938 г., архитектор Д.Ф. Зезин
  7. Дом жилой, Весенняя, 5; нач. 1950-х годов, архитектор Г.Ф. Федорин
  8. Дом жилой, Весенняя, 6; 1949 – нач. 1950-х годов, архитектор Г.Ф. Федорин
  9. Дом жилой, Весенняя, 7; 1949 – нач. 1950-х годов, архитектор Г.Ф. Федорин
  10. Дом жилой с поликлиникой, Весенняя, 8; 1948-1952 г., архитектор К.Д. Нещадимов
  11. Дом жилой с ателье, Весенняя, 10; 1949-1952 г., архитектор К.Д. Нещадимов
  12. Дом жилой, Островского, 31; 1939-1940 г., архитектор А.А. Полянский
  13. Дом жилой с аптекой, Орджоникидзе, 7; 1939-1940, 1948- 1954 г, архитекторы А.А. Полянский, Л.И. Донбай
  14. Дом жилой с магазином, Орджоникидзе, 4; 1943-1947 г., архитектор Л.К. Моисеенко
  15. Дом жилой с магазином, Орджоникидзе, 2а; 1954 г., архитектор Г.Ф. Федорин
  16. Дом жилой Островского, 30; 1952 г, архитекторы Г.Ф. Федорин, Т. Пенязькова
  17. Дом жилой, Островского, 33; 1939-1940 г., архитектор А.А. Полянский
  18. Дом жилой, Орджоникидзе, 6; сер. 1930-х годов
  19. Дом жилой с курдонером, Островского 27; 1951 г., архитектор А.Н. Рапопорт
  20. Дом жилой с магазином, Советский 34; кон. 1940-х гг., архитектор Г.Т. Писарев
  21. Дом жилой, Советский, 36; нач. 1950-х гг., архитектор Л.К. Моисеенко
  22. Дом жилой, Советский, 39; нач. 1950-х годов, архитектор Г.Ф. Федорин
  23. Дом жилой, Советский 40; нач. 1950-х годов, архитектор Л.К. Моисеенко
  24. Дом жилой, Советский, 42; нач. 1950-х г, архитектор Л.К. Моисеенко
  25. Дом жилой с магазином, Советский, 43; сер. 1950-х гг., архитекторы Л.И. Донбай, К.Д. Нещадимов
  26. Дом жилой, Советский, 44; кон. 1940-х гг., архитектор Г.Т. Писарев
  27. Дом жилой с магазином, Советский, 45; сер. 1950-х гг., архитекторы Л.И. Донбай, К.Д. Нещадимов
  28. Дом жилой с магазином, Советский, 46; сер. 1940-х гг., архитектор Т.С. Запашный
  29. Дом жилой, Советский, 50, сер. 1950-х гг.
  30. Дом жилой, Советский, 57, сер. 1950-х гг., архитектор Л.К. Моисеенко
  31. Дом жилой, Советский, 59, сер. 1950-х годов, архитектор Л.К. Моисеенко
  32. Жилой дом с краеведческим музеем, Советский, 51, сер. 1950-х гг.
  33. Жилой дом с краеведческим музеем, Советский 55; сер. 1950-х гг., архитекторы Г.И. Фильваров, В.И. Геращенко
  34. Дом жилой, Черняховского, 1; 1936-1937г., архитектор Д.Ф. Зезин
  35. Дом жилой, Черняховского, 3; 1936-1937 г., архитектор Н.Н. Текутов
  36. Дом жилой, Черняховского, 5; 1936-1937 г., архитектор Д.Ф. Зезин
  37. Дом жилой, Рукавишникова, 6; 1936-1937 г., архитектор Д.Ф. Зезин
  38. Дом жилой, Рукавишникова, 14, 1936-1937 г., архитектор Д.Ф. Зезин
  39. Дом жилой, Севастопольская, 1; сер. 1930-х гг., «Кемеровопроект»
  40. Дом жилой, Севастопольская, 2; сер. 1930-х гг., «Кемеровопроект»
  41. Дом жилой, Севастопольская, 3; сер. 1930-х гг., «Кемеровопроект»
  42. Дом жилой, Севастопольская, 5; сер. 1930-х гг., «Кемеровопроект»
  43. Дом жилой, 40 лет Октября, 7; сер. 1950-х гг., архитектор Г.Ф. Федорин
  44. Дом жилой, 40 лет Октября, 8; сер. 1930-х гг., «Кемеровопроект»
  45. Дом жилой, 40 лет Октября, 10; сер. 1930-х гг., «Кемеровопроект»
  46. Дом жилой, 40 лет Октября, 11; сер. 1950-х гг., архитектор Г.Ф. Федорин
  47. Дом жилой, 40 лет Октября, 13; сер. 1950-х гг., архитектор Г.Ф. Федорин
  48. Дом жилой, Ушакова, 5; сер. 1950-х гг., архитектор С.П. Скобликов
  49. Дом жилой, 40 лет Октября 20; сер. 1950-х гг., архитектор С.П. Скобликов
  50. Дом жилой, Ушакова, 3; сер. 1930-х гг., «Кемеровопроект»

Источник