Меню

Как челентано машину чинил



Какой автомобиль увез из СССР Адриано Челентано? Легенды и автопром в 1985-м.

Итак, 29 сентября 1985 года в ДК МЖК проходит первый концерт группы «Чайф». А месяцем ранее, советский автопром начинает массовое производство новой модели «Волги» — ГАЗ-3102!

«Машина не роскошь, а средство передвижения» — афоризм, с которым десятилетия живёт страна, не сильно привередничая к качеству и комфортабельности выпускаемых АВТО.

Родоначальник всей «вазовской» классики, обрусевший «Фиат -124» сыграл огромную роль в моторизации одной шестой суши.

. а скопированный с шестисотого «Фиата» «горбатый» «ЗАЗ» завладел умами и покорил российское бездорожье. В экстренных случаях, 650-киллограмовый «Запорожец» могли на руках вынести из грязи пассажиры, число которых в сельской местности, в зависимости от количества выпитого достигало 10-12 человек.

«Волги» менее доступны и более дороги, как в цене, так и в обслуживании. «Волга» ГАЗ-3102 — более престижна, оснащена подголовниками у сидений и интерьером с претензией на роскошь.

Обладатели «Волг» — люди состоятельные, «умеющие жить» или партийные работники и представители научной и творческой интеллигенции.

Российские рабочие и служащие могли избрать «Волгу», как средство передвижения, исключительно в качестве такси, по 20 копеек за километр.

«Чайки» рядового советского гражданина могли отвезти только в ЗАГС.

Во всех остальных случаях, для перемещения по городу почти шестиметрового лимузина ручной сборки, в коем явно просматривались очертания «Паккард-Кариббиен» 1955-го года, требовалось, как минимум написать «Поднятую Целину», слетать в космос, выступать в большом театре, возглавить кубинскую революцию или высшее советское госучреждение, на крайний случай стать членом ЦК КПСС.

В 85-м, выступивший в Москве Челентано, увозит подаренную ГосКонцертом «Волгу ГАЗ-31»!

Кумир советского народа не знает ни слова по-русски.

Восторженные женщины с химией на голове не понимают итальянский.

. но понимают, что мужчина поёт про любовь!

Это последний год триумфа итальянцев в России и республиках СССР.

Песни на красивом итальянском, – мода советских меломанов, медленно сбавляет ход. То, что «felicita» переводится, как «счастье», знают все.

Учат слова «Mamma Maria» группы «Ricchi e Poveri», которая в 86-м дала в Союзе 44 концерта.

В 85-м из итальянцев в «совке» отыграли Пупо, Фиордализо, Кутуньо и «Матиа Базар»!

Источник

Как челентано машину чинил

Юрий Выборнов. Передача «Кинопанарама». Первое интервью Адриано Челентано Советскому телевидению, год 1985.

Русский перевод + итальянский текст Primavera .

— Итак, это, наверно, первый раз, когда советскому телевидению выпадает шанс взять у тебя интервью. ( — Allora, è la prima volta forse che la televisione sovietica ha il piacere di intervistarti.)

— Что ж, нам очень приятно. И сразу первый вопрос: Адриано, ты сейчас себя ощущаешь больше певцом или актёром? ( — Allora, ci fa piacere e la prima domanda: Adriano, ti senti adesso piu cantante o attore? )

— Да я себя всегда чувствовал больше певцом, потому, что я родился певцом. А потом кино украло у меня немного времени. Так что всё же я чувствую себя певцом. ( — Ma io mi sono sentito sempre più un cantante perché io nasco come un cantante. E poi dopo il cinema mi ha. ha assorbito un po’ dei mio tempo. Quindi io mi sento più cantante. )

— Возьмем, к примеру, 67 год, если не ошибаюсь, год твоей песни Azzurro. Возьмём этот период, 17-18 лет назад. Какой путь, на твой взгляд, проделала итальянская песня с того периода? ( — Prendiamo per esempio ’67, se non sbaglio è la tua canzone Azzurro. Prendiamo questo tempo, 17-18 anni fa. Che via ha fatto la canzone italiana dal tuo punto di vista di quel periodo? )

— Со времен Azzurro? ( — Da Azzurro? )

— Да, возьмем её. ( — Sì, prendiamo questo. )

— Ок. Ну, скажем так, она. Она все время потихоньку эволюционировала, улучшалась в плане. Извини, ты говоришь сейчас об итальянской музыке в целом? ( — Sì. Beh, diciamo che si è. si è andata sempre via via più perfezionandosi, perfezionandosi nel. Tu parli, scusa, tu parli della canzone italiana in genere? )

— Об итальянской музыке в целом. ( — Della canzone italiana in genere. )

— Или ты говоришь. ( — O parli. )

— Сейчас об итальянской музыке, в общем. ( — Adesso della canzone italiana. )

— Ах, об итальянской музыке. Ну, итальянская музыка. По-моему, нельзя сказать. Нельзя сказать, стала ли она лучше или нет, потому что мода, с моей точки зрения, как в Италии, так и в Америке и везде, во всем мире, все время остаётся той же. То есть, что происходит: нельзя точно сказать, что какая-нибудь песня тридцатилетней давности сейчас не смогла бы быть популярной. То, что меняется, это лишь поиск звучания. И именно в этом музыка эволюционировала. Скажем так, в своей технической части, в поиске нового звучания. А все остальное, как мне кажется, осталось прежним. ( — Ah, della canzone italiana. Beh, la canzone italiana. Secondo me non si può dire sè si è. se si e perfezionata o no perché le mode, secondo il mio punto di vista, sia in Italia, che in America, che dappertutto, in tutto il mondo, sono un po’ sempre quelle che si ripetono. E quindi, cosa succede: che non è detto che una canzone di 30 anni fa non possa andar forte anche adesso. Che cambia è soltanto una ricerca dei suoni. E quindi è quello in cui la musica si è evoluta, c’è. diciamo nella parte tecnica, nel ricercare dei suoni nuovi. E poi il resto mi sembra tutto abbastanza uguale. )

— Вернёмся к тебе. Какая твоя песня тебе нравится больше всего? ( — Poi torniamo a te. Quale canzone tua ti piace di più? )

— Ну, это сложный вопрос. Я скажу, что песня, к которой я особым образом привязан, это Storia d’amore. А ещё Prisencolinensinainciusol, потому что это немного сумасшедшая песня, в ней нет слов, и она полностью выдуманная. Но у неё есть своё значение, она выдвигает проблему всеобщего недопонимания, которое царит в нашем мире. ( — Beh, forse è un po’ difficile. Diciamo che una a cui sono particolarmente legato è Storia d’amore. Oppure anche Prisencolinensinainciusol ch’è una canzone un po’ folle dove non ha delle parole, è una canzone così completamente inventata. Però ha un suo significato perché mette un pochino a fuoco l’incommunibilità che oggi c’è in tutto il mondo. )

— Быть таким популярным иногда бывает сложно или. Как ты это переносишь? ( — Essere talmente popolare è difficile a volte o. Come la senti? )

— Здесь всё зависит лишь от того, как сам человек это воспринимает. Если кто-то живёт популярностью, тогда это тяжело, очень тяжело, от этого даже можно умереть. Если же популярность это просто некая игра, которая всегда остаётся лишь игрой, потому что человек знает, что настоящая жизнь в другом, — она в любви, дружбе, любви к природе, тогда популярность не так сильно давит на человека. ( — Ma dipende da come uno prende questa cosa qua. Se uno fa dalla popolarità un fatto di vita allora è difficile, stradificcilissimo, si può morire anche. Se invece la popolarità e soltanto un gioco è rimane sempre un gioco è perché la vita invece è un’altra, la vita è l’amore, l’amicizia e l’amore per la natura così, allora la popolarità non pesa tanto. )

— Поговорим о твоих планах на будущее. Над чем ты сейчас работаешь в музыкальном плане, в плане фильмов, что собираешься делать в ближайшее время? ( — Parliamo dei tuoi piani futuri. A che cosa pensi dal punto di vista di canzoni, di film, cosa stai per fare? )

— Сейчас. Сейчас я готовлю один фильм, в котором сам буду играть и сам же буду его режиссировать. Это история, которую я сам написал, и она называется Джоан Луй. И этот фильм поглощает меня полностью , потому что это первый музыкальный фильм в истории итальянского кино. Это широкомасштабный фильм, он стоит более 15 миллиардов, в нем есть… В нем есть всё, там всего понемногу. ( — Adesso io sto facendo. Io sto preparando un film che sarà interpretato e diretto anche da me, è una storia che ho scritto io e che si chiama Joan Lui. E questo è un film abbastanza impegnativo per me perché è il primo film musicale nella storia del cinema italiano. E’ un film grosso, un film che costa oltre 15 miliardi dove succedono di tutto, succedono cose. succede un po’ di tutto in questo film. )

— Это мюзикл? ( — Film musicale? )

— Да, это музыкальный фильм, но это также и фильм, который. Где есть потрясающие сцены, массовые сцены. Это история, которая могла бы существовать и без музыкального сопровождения, но все-таки это также и мюзикл. ( — Sì, è un film musicale però è anche un film molto. C’è. dove ci sono scene di spettacolari, scene di massa. E’ una storia che potrebbe anche andare senza il supporto della musica però in più questo è un musicale. )

— Там будут твои песни? ( — Ci saranno le tue canzoni? )

— Да. Да, и это всё новые песни, все аранжировки сделаны именно для. Для этой истории. Так что это и есть мой будущий проект, это всецело он. Я не могу думать о чем-либо другом, потому что он настолько широкомасштабный и требует так много сил, что заставляет серьёзно работать. ( — Sì. Sì, son tutte canzoni nuove, tutti arrangiamenti fatti su misura per questa. per questa storia. E quindi questo è il mio progetto futuro, è questo interamente. Non posso pensare ad altro perché è talmente grosso e impegnativo che dà qualche pensiero. )

Читайте также:  Ремонт грм фольксваген джетта

— Итак, ты очень популярен в Советском Союзе, у тебя там много поклонников. Что бы ты мог сказать этой публике, которая тебя очень любит? ( — Dunque, sei molto popolare nell’Unione Sovietica, hai tanti ammiratori. Cosa potresti dire a questo pubblico che veramente ti vuole bene? )

— Я уже давно это знал, знал мою популярность в России, и я могу быть только рад этому факту, потому что Россия – это большая страна, и когда кто-то знает, что он популярен в такой большой и великой стране как Россия, это очень впечатляет. И я должен сказать, что, даже не очень хорошо зная русских, я уже чувствую, что они все мне как братья. Так что я ими действительно восхищаюсь. Мне жаль только по поводу одной вещи, и я знаю, что это не вина русского народа, это может быть плохая интерпретация какого-то критика, а может это политическая вещь. Вышли газеты, в которых я прочёл высказывания одного критика, который сказал, что на мой счёт очень много болтают в Италии. И мне было неприятно читать среди всего прочего, что я якобы был связан. с. с. с одной. как они называются. с террористической организацией. Вот это мне не понравилось, читать вещь такого рода. ( — Io è da tempo che ho saputo questa cosa, questa mia popolarità in Russia e non posso esserne che felice perché la Russia è grande e quindi uno quando sa di essere famoso in un paese così grande e così importante come la Russia dà una certa emozione. E devo dire che senza conoscere i russi mi sono fatto un’idea di loro come se fossero tutti dei miei fratelli o cugini. Quindi io ammiro molto loro. Mi è spiaciuta una cosa sola e so che non è colpa del popolo russo ma so che è probabilmente una cattiva interpretazione di qualche critico, forse di qualche cosa politica. Sono usciti i giornali dove ho letto che un critico diceva che sono dette tante cose sul mio conto qui in Italia. E mi è spiaciuto il dovere prendere che fra le tante cose che si sono dette io sarei legato a.. a.. a una delle.. come si dice.. a delle cose, ad azioni sovversive terroristiche, quindi questo mi è spiaciuto, di leggere una cosa del genere. )

— Нет! Где же ты это прочитал? ( — No, dove l’hai letto? )

— Да, я действительно это прочитал. Ты, Симонтакки, помнишь название той газеты, которая это написала. (Симонтакки за кадром: «Нет, я не помню») Да, вот эта вещь. Мне она немного не понравилась. Так что. А что касается всего остального – я счастлив тому, как идут дела в России на мой счёт. ( — Sì, l’ho letto. Tu, Simontacchi, sai com’è il nome di quel giornale che ha scritto mi pare. (Simontacchi, no, sicuramente non lo so) Sì, questa cosa qui. Mi è un pochino dispiaciuta. Quindi. tutto il resto poi io sono felice, sono felice di come vanno le cose in Russia sul mio conto. )

— Ну, будем надеяться, что однажды ты захочешь что-то сделать и в России. Ммм? ( — Ora speriamo che un giorno vorrai anche fare qualcosa lì. )

— Да, я очень надеюсь, что смогу приехать в Россию, и как только мне позволит свободное время, так как я очень занят. То есть нужно раздвоиться, чтобы делать тот объем работы, что делаю я. Я надеюсь приехать прежде всего именно в эту страну, потому что все мне говорят ,что это прекрасное место, и потом я хотел бы познать эту. Эту невероятную дружелюбность русских, которая не знаю, насколько простирается. Но из того, что мне говорят, я понял, что она очень большая. ( — Sì, io spero tanto di poter venire in Russia e appena gli impegni me lo consentono, perché sono veramente. c’è dovrei essere in due per far una cosa di questo genere, spero di poter venire, prima di tutto per venire in questo paese che tutti mi han detto ch’è un paese stupendo, e poi per conoscere proprio questa. questa mia amicizia coi russi che non so fino a che punto arriva. Però da quello che mi dicono mi han detto che è molto grande. )

— Да да, это так. ( — Vero, è vero. )

— Итак, мы тебя благодарим и желаем тебе больших успехов, желаем тебе всего самого наилучшего в жизни и в творчестве. ( — E allora, ti ringraziamo e ti auguriamo tanti tanti successi, ti auguriamo tutto di bello nella vita e nell’arte. )

— Спасибо тебе. ( — Grazie a te. )

Русский перевод + итальянский текст Primavera .

Источник

Как челентано машину чинил

Альберто Онгаро . «L’Europeo», №23, 1968 год.

Автор перевода Primavera .

Интервью с мамой Адриано Джудиттой .

Мне достаточно было того, чтобы он не стал разгильдяем, чтобы у него была хорошая профессия, хорошая жена и дети, и чтобы он жил обычной спокойной жизнью. Но посмотрите теперь, какой сын у меня получился! Король. Все ему радуются, мальчишки на улице его останавливают и называют по имени, «Адриано, Адриано», когда он открывает рот, все начинают смеяться, а когда он поёт, то вокруг начинается сумасшествие. А я-то думала, что он из всех моих детей был единственным, кто не умел петь, кто не имел ни малейшего представления о том, как нужно петь, он, Адриано! В нашем доме у нас все пели. Я, мои дочери, мой старший сын. Я даже когда работала за швейной машинкой клала себе на колени книжечку с неаполитанскими песнями и разучивала их наизусть. Адриано же почти не пел, по крайней мере, будучи маленьким. А когда он начал наконец петь этим своим причудливым голосом, вытанцовывая свои чуднЫе па, мне казалось, что настало время хвататься за голову и рвать на себе волосы. Казалось, что у меня растет форменный поганец и разгильдяй.

Почему Вы боялись, что Ваш сын станет разгильдяем, синьора?

Я Вам скажу так, Адриано был хорошим парнем, очень простым, всегда счастливым и довольным, весёлым, ему нравилось изображать из себя клоуна, говорить ерунду, развлекаться с друзьями. Мы жили на улице Глюк, это улица на окраине города, и мы были очень бедны. Мой муж работал продавцом продукции Mellin, знаете, эти бисквиты для детей, а я была швеёй. Когда мой муж умер, в 1951, я должна была содержать семью своим трудом и, работая целыми днями, у меня было очень мало времени, чтобы заниматься моими детьми. Адриано утром шёл в школу, а днем я отправляла его в часовню к монахам, там был приходской молодёжный клуб, где он играл в мяч с другими ребятами, делал то, что ему хотелось, находясь при этом в безопасности. По крайней мере, я была уверена, что там он в надёжных руках. Когда мне приходилось работать очень много, я просила священников, чтобы они оставили у себя Адриано после ужина, до 10 или 11 вечера, а потом я шла забирать его домой. Я знала, что там он в безопасности, но в то же время я за него беспокоилась. «Что он будет делать в жизни?» – спрашивала я себя. Учиться ему не нравилось. Казалось, что в школу он ходил лишь для того, чтобы увидеться с друзьями и в очередной раз построить из себя клоуна. Когда учитель его спрашивал, он всегда отвечал на манер тех эксцентричных монологов, которые теперь говорит на ТВ, говорил те же бессмысленные вещи, которые говорит и теперь. «Челентано, иди к доске!» — говорили ему. «Кто, я?» — отвечал он. «Я кто?» А потом он озирался по сторонам, как будто искал кого-то рядом, а все вокруг смеялись. В общем, устраивал спектакли. В приходе было то же самое. Священник говорил, а Адриано его передразнивал, читал проповеди мальчишкам своего возраста, как если бы сам был священником — и снова спектакль, и снова смех. Но он не может идти так и дальше по жизни, изображая из себя клоуна, говорила я себе, нужно найти ему какое-то занятие. Когда он оставил школу, я отправила его работать. Но он болтался из одной профессии в другую как ни в чем не бывало, и куда бы он не пришёл, он везде делал одни и те же вещи, он везде показывал свои эти, как же они называются. Скетчи? Говорил все время какие-то глупости. Когда же он потом принялся петь и играть, приводить в дом друзей, которые пели и играли, и выходить по вечерам с друзьями, чтобы пойти петь и играть, я начала серьёзно беспокоиться. Похоже, подумала я, он хочет стать артистом варьете. Он себя угробит, он станет разгильдяем и подлецом.

Читайте также:  Как посмотреть как будет выглядеть ремонт

Почему Вы думали, что артисты варьете разгильдяи и подлецы?

Ну, я не знаю, правильное ли слово я подобрала. Артисты варьете всегда навевали на меня тоску и вызывали. Как бы это сказать? Чувство неприязни. Все эти полуголые женщины, которые пели «Viva la felicità» (прим. «Да здравствует радость»). Ну какое счастье, неудачники? Все эти пляски, все эти сальные шуточки, перья и блёстки. Помилуй Бог. Меня пугала мысль о том, что Адриано мог стать таким же, как эти люди. Так что когда я увидела, что он встал на этот путь, я начала отвешивать ему тумаки. Я его поколачивала, когда он выходил вечером с друзьями, чтоб отправиться петь и играть в очередном клубе, и поколачивала, когда он оттуда возвращался. В те времена был один известный танцовщик, Доссена, он уже умер. В общем, он приходил иногда за Адриано. Я чуть было и ему не отвесила пару тумаков, этому Доссена. Потому что именно он повёл Адриано в Taverna Mеssicana, чтоб подзаработать там немного денег. Когда Адриано принёс домой эти бумажки по 1000 лир, всего парочку насколько я помню, я кинула ему их в лицо. Я ему сказала, чтоб он их забирал обратно. Я не хотела этих денег. Это были грязные, развратные деньги. Адриано, бедняжка, очень обиделся тогда. Но мне было действительно страшно, что он себя погубит, и мне казалось, что не было другого способа, чтобы спасти его, кроме как отвешивать ему оплеухи.

Я прекратила это делать лишь после фестиваля рок-н-ролла в Palazzo del ghiaccio, в день первого большого успеха моего сына. Адриано поехал туда с температурой под 39. Я его сопровождала с термометром, таблетками и пилюлями в сумочке. Не знаю, видеть его выступающим на сцене с этой высокой температурой меня растрогало. Я больше его не пилила. Может, я приняла то, что он пошёл своей дорогой, даже если бы это не принесло ему большого успеха.

А какую работу выполнял Ваш сын, прежде чем решил заняться пением?

Да всякую. Сантехник, помощник в типографии, точильщик, часовщик. Но как только он обучался чему-либо, он тут же бросал это дело и начинал учиться другому. И обучался он всему на «отлично». Я помню, как он начал учиться точильному делу. Он не был одним из тех точильщиков, которые ходят по улицам, а точильщиком в мастерской со всеми этими машинками, инструментами. Чтобы обучиться мастерству, он взял пару ножниц из дома и забрал их с собой. Это были большие ножницы, специально для портных. И он их поточил. Да поточил так, что когда он снова принёс их домой, казалось, что это были ножницы для стрижки ногтей! А однажды к ним в мастерскую пришёл мясник и принёс большой мясницкий нож на заточку. Адриано его взял и поточил. Через пару дней мясник вернулся, чтобы забрать свой нож, и Адриано его ему отдал. Но теперь он казался скорее перочинным ножичком.

«Но это не мой нож!» — кричал мясник.

«Как не Ваш? А чей же он?» — ответил Адриано. – «Смотрите, здесь даже и имя Ваше выбито».

«Но мой нож был вот таким большим!» — сказал мясник. – «Мой нож был большим! Этот ножичек ты оставь себе. Он мне не нужен. Мне нужен мой нож».

Хозяину точильной мастерской пришлось оставить себе тот ножичек и купить мяснику новый нож.

Потом уже Адриано всему научился, конечно, и стал настоящим умелым точильщиком. Но однажды прямо напротив точильной лавки открылся магазин часовщика. Адриано тут же сменил профессию и начал работать с часами. Я была очень рада. Профессия часовщика была очень хорошей, можно было неплохо там зарабатывать и позаботиться, таким образом, о своём будущем. Адриано тоже был рад. Ему нравилось чинить часы, и он действительно делал это хорошо. Если бы не эта история с пением, он стал бы хорошим часовщиком. У него и сейчас есть к этому тяга. У себя дома он соорудил настоящую часовую лабораторию, и когда у него есть время, он чинит там часы своих друзей, сестёр или других родственников.

Вы бы предпочли, чтобы Ваш сын всё ещё занимался часовым делом?

Нет, нет. Доволен он, довольна и я. И потом, он бы не заработал всех тех денег, которые он сейчас имеет. Я не стесняюсь этого говорить: деньги – это прекрасная вещь, особенно для тех, кто многие годы, как я, существовал без них. Наша жизнь сильно изменилась, и мы должны благодарить за это Адриано. Изменилась внешне, я хотела сказать. Я раньше совсем никуда не выезжала, а теперь я могу себе позволить путешествовать. В машине, в самолёте. Я езжу туда, сюда. Я еду туда, куда едет мой сын. Это он меня возит везде. Я не прошу у него ничего, никогда не говорю ему «Адриано, я тоже поеду с тобой». Это он меня все время об этом просит. Некоторое время назад я ездила с ним в Германию, в Monaco di Baviera, где у него был концерт. Я полетела туда на самолёте. «Тебе не страшно летать?» — спрашивал меня Адриано. Да нет же, какой там страх! Я не боюсь. Вот он да, он боится самолётов. И кораблей тоже боится. Адриано с большой неохотой ездит на таком транспорте. Через несколько месяцев он должен полететь в Америку, так как его пригласил тот американский певец, как же его зовут. Фрэнк Синатра. Но ему не нравится мысль о том, что он должен пересечь океан. Но я думаю, что, в конце концов, он всё-таки туда поедет. По крайней мере, я на это надеюсь. И надеюсь, что он возьмёт и меня с собой.

Нет, нет, в конечном счёте, это даже хорошо, что он не стал часовщиком. Если бы он продолжил работать с часами, не произошло бы много чего прекрасного.

В Вашей новой жизни случаются только хорошие вещи или же в ней есть и плохие стороны?

Ну, конечно случаются и плохие вещи. Например, предательство некоторых людей из Клана. Видите ли, Клан был создан с одним лишь намерением. Очень сентиментальным. У моего сына всегда было много друзей, и он всегда был им предан. Когда он стал знаменитым, он их не покинул. И так родился Клан. Он был создан потому, что Адриано хотел продолжать жить вместе со старыми друзьями, видеться с ними по вечерам, смеяться с ними и развлекаться. Но как он мог это осуществить, если он был певцом, а они работали механиками в гаражах? Тогда он создал Клан и дал всем работу. Когда его предали, он очень страдал из-за этого. Но настоящие друзья, которые его по-настоящему любили, остались с ним. Знаете, Адриано ведь очень щедрый, он всегда был таким. Он никогда не был особо привязан к деньгам. Если кто-то останавливает его на улице и просит немного денег, он не задумываясь тянет руку в карман и вытаскивает кошелёк. Был период, когда около его дома была целая очередь из людей, которые просили у него деньги. Особо мне запомнился один молодой человек, который приходил в конце каждого месяца, как будто бы за зарплатой. В одном месяце он говорил, что у него заболела мать, в следующем месяце у него было плохо со зрением, и он боялся его полностью потерять, потом было землетрясение на Сицилии, а у него там якобы были родственники, которые нуждались в помощи. Все это были выдумки, конечно же. Но Адриано всегда был наготове – с кошельком в руке. Понадобилось немало времени, чтобы он понял, что тот молодой человек его просто использовал. Но когда наконец он это понял, он вышвырнул его из дома.

Ваш сын слывёт религиозным человеком. На Ваш взгляд его религиозность искренняя или же она является частью того персонажа, который он создал?

Нет, нет, персонаж тут ни при чем. Адриано на самом деле очень религиозен. Он был таким и в детстве, но стал акцентировать на этом ещё больше внимания 5 или 6 лет назад, после того нервного расстройства, которое длилось года два. Я никогда не понимала, что же такое с ним случилось. Может, он испортил себе все нервы, работая с утра до ночи и ложась спать на рассвете. Но конечным результатом этого стало то, что он начал плохо себя чувствовать: отсутствие аппетита, отсутствие сна и, в первую очередь, появление различных страхов. Боязнь всего. Боязнь даже собственной тени. Боязнь ложиться спать вечером, выходить из дома утром, страх темноты. Право как маленький. Его нужно было сопровождать даже из одной части дома в другую. Когда он, к примеру, ехал в Рим, он требовал, чтобы его обязательно сопровождал врач. Единственным спокойным моментом в его жизни были молитвы. Именно тогда он и стал таким набожным. Это был очень сложный период в его жизни. Почти 2 года он не работал, из-за этих самых страхов. Думаю, что вера помогла ему это преодолеть. И вера осталась с ним и после того, как он излечился. Он остался верующим человеком. Даже сейчас он прежде чем лечь спать становится на колени и читает молитву. Я поставила в его комнате иконостас, с пастырями и Мадонной, и в этом уголке всегда зажжён свет.

Читайте также:  Какие документы нужны для возврата 13 процентов за ремонт квартиры

Я могу ошибаться, но в своё время, мне кажется, ходили слухи, что Адриано хотел стать монахом?

Да Вы что, каким монахом! Мой сын хотел жениться, ему необходима была хорошая жена и дети. Какой ещё монах! Да я бы и не одобрила подобный выбор. Набожность это хорошо, но чтобы Адриано стал монахом – нет, я не согласна. И я никогда этому не верила. Этого просто не могло быть. Да даже если бы он и стал монахом, он бы создал свой Клан в монастыре и заставил петь и плясать других монахов. Или смешил бы их всех целыми днями. Адриано конечно не гоняется за каждой юбкой, но я не могу его представить без женщины. Без жены. И без детей. Он без этого не может. Он обожает детей, а дети обожают его. Может поэтому он и сам остался ребёнком. Его дети называют его Челентано. Челентано то, Челентано это. Они слышат, что другие называют его Челентано, и тоже называют его так. Думаю, что они только недавно заметили, что речь идёт о том же Челентано, которого они видят на телевидении и чьи диски они слушают.

Насколько соотносятся с реальностью те якобы автобиографические мотивы, которые присутствуют в его песнях?

Я бы сказала, что они все являются правдивыми, начиная, естественно, с Il ragazzo della via Gluck. Всем известно, что парень с улицы Глюк – это он, но не всем известно, что улица Глюк была настоящей драмой в жизни моего сына. Мы там прожили много лет, Адриано там вырос и нашёл своих первых друзей. Но после смерти моего мужа мне было сложно все тащить на себе, и когда мой старший сын Алессандро пригласил нас пожить у него на улице Cesare Correnti, мы все сразу же туда переехали. Адриано плакал из-за этого пять лет. Пять лет он мучился из-за того, что я заставила его покинуть улицу Глюк. Он меня постоянно этим попрекал и продолжает это делать даже сейчас. Он говорит, что родители иногда не понимают, как сильно они могут заставить детей страдать, увозя их из того места, где они выросли и отрывая их от друзей. Улица Глюк это единственная тень в моих отношениях с сыном. Помимо тумаков, что я ему давала, это единственная причина, которая нас немного рассорила. Эта улица Глюк мне уже глаза намозолила, столько я о ней слышала разговоров! Когда Адриано стал богатым, первая вещь, которую он собрался сделать это был переезд на улицу Глюк. Он хотел купить дом, в котором вырос. Но дома там больше не было, то есть не было всего того, что мы когда-то там оставили, там даже больше не было его друзей. Все прямо как в той песне. В песне нет разве что укоров Адриано по поводу того, что я его увезла оттуда. Он говорил, что я думала только о себе, о своих трудностях, а не о тех трудностях, с которыми столкнулся он после переезда. Улица Глюк была настоящей драмой. И для него, и для меня.

А были ли ещё какие-то причины для ваших разногласий?

Ну да. Мне, к примеру, никогда не нравилась его манера одеваться. Я портниха и в одежде разбираюсь. Он одевается в очень экстравагантной манере: белые и коричневые ботинки, двухцветные штаны, оранжевые рубашки, пиджаки, при одном взгляде на которые бегут мурашки по телу. Я понимаю, что он артист, а артист должен устраивать спектакль. Но ведь это же его вкус, а не просто одежда, которую он одевает напоказ. Сейчас очень много говорят об американских фильмах со всякими гангстерами, как их зовут? Бонни и Клайд, да. Так вот, Адриано одевался по этой моде ещё 5-6 лет назад.

Еще должна сказать, что он очень привязан к своей одежде, к своим рубахам, к обуви. Особо он привязан к одной рубашке – она очень пёстрая и вся в цветах. Кажется, что это женская рубашка. Его бы воля, так он и спал бы в ней! Рубашка эта уже старая, ей несколько лет, вся поношенная. Однажды он мне принёс её, чтоб я там кое-что подлатала. А я ему сказала: «Знаешь что, я выброшу эту твою рубашку или порву её на тряпочки! Видеть её больше не могу!» Тогда он вырвал у меня её из рук и отнёс к другой портнихе.

Теперь он сам себе рисует одежду, и горе тому портному, который не сошьёт её именно так, как выдумал Адриано. Нет, по поводу одежды у нас никогда не было единогласного мнения. Вы не подумайте. Я бы не хотела его видеть расхаживающим повсюду только в смокинге. Мне просто было бы приятно, если б он одевался как все: рубашка, галстук, нормальный классический пиджак. Так он же нет! Ему нравится одеваться как гангстеры в кино.

Сейчас Ваш сын снимается в фильме. Как он Вам видится в качестве актёра?

Ну, у него уже были фильмы и до этого. Но этот фильм – первый фильм под руководством важного режиссёра, Пьетро Джерми. Это очень серьёзный и строгий человек. Я с ним уже познакомилась лично, но даже не знала, что ему сказать. Мы не очень много говорили. Но он говорит, что Адриано – большой молодец. Там у него роль пастуха, который бегает за всеми девушками. Должна сказать, что это, конечно, совсем не похоже на Адриано в жизни. Но что касается других сторон характера, то кажется, что персонаж списан с него: шутник, весёлый, всегда готовый развлечься и развлекать других. Фильм снимают тут неподалёку. Адриано уходит рано утром и возвращается к вечеру домой. Мы же ждём его весь день в гостинице. Мы это я, Клаудия и дети. Знаете, моя сноха сейчас ждёт третьего ребёнка, а я нахожусь тут, чтобы составить ей компанию. Делать нам тут особо нечего. Мы отдыхаем, читаем. Я сейчас читаю Grand Hotel. Адриано не нравится, что я это читаю. К тому же иногда по вечерам он надо мной подшучивает: делает вид, что он это я – читает какую-нибудь газету в моих очках, которые все время спадают с носа. Иногда по вечерам мы ходим в кино. Но тут фильмы длятся полчаса, сорок пять минут или чуть больше. Они все урезанные и порезанные по кусочкам. Киноленты часто рвутся, публика негодующе кричит, а Адриано принимается кричать вместе с ними. Он так развлекается. Он вообще всегда развлекается. Думаю, что он развлекается, даже снимаясь в фильме, с этим париком на голове и набитым какой-то подкладкой задом. Да, ему его специально набили для этой роли. В этом фильме снимается и какая-то актриса, но я не помню её имени. Такая каланча высотой метр девяносто. Красавица, но уж больно высокая.

Вы не боитесь, что кино его испортит, как Вы в своё время боялись, что его испортит варьете?

Нет, теперь его уже ничто не испортит. Теперь он уже таков, какой он есть. Простой и живой парень, которому очень повезло. Он хороший малый. Теперь он может спокойно идти дальше своею дорогой. На его пути больше не будет таких рисков. Конечно он может просадить всё заработанное, если впутается в какое-нибудь непонятное дело. Но не знаю, до сегодняшнего дня у него все шло хорошо. Он всегда был рассудителен в таких делах. Когда он захотел создать свою звукозаписывающую компанию, я была против. Я ему говорила: «Смотри, тебе даже обуть будет нечего!» Но он стоял на своём. Он хотел иметь свою звукозаписывающую компанию, и он её получил. Все у него прошло хорошо. Так что он знает, когда нужно рисковать, а когда нет.

Он теперь полностью излечился от тех страхов, которые его преследовали?

Мне кажется, что да. Кроме как от страха летать на самолёте и плавать на корабле. В остальном он избавился от всех своих страхов. Он довольный человек. Он счастлив в окружении своей жены, детей и своих друзей. По вечерам его дом всегда полон народа. Все смеются, шутят, несут всякую ерунду, в общем, развлекаются.

А Вам не кажется, что он окружает себя друзьями именно потому, что у него остались ещё какие-то страхи?

Нет, я так не думаю. И потом, чего бы ему бояться? У Адриано прекрасная жена, которая любит его, и которую любит он. У него двое замечательных детишек, а скоро будет и третий. Он смеется и шутит, как когда был мальчишкой. Все так же, как и было всегда, помимо тех двух лет болезни. Он играет в бильярд, пишет песни, поёт, говорит всё те же глупости. Нет, нет, я думаю, что мой сын счастлив и доволен всем.

Примечание. Второе фото: Адриано собирает чемодан вместе с мамой Джудиттой и своими племянниками Бруно (который впоследствии станет его биографом) и Тициано, сбитым насмерть машиной в 1987. Фото 1963 года.

Интервью из журнала OGGI , num. da collezione, октябрь 2011, стр. 44-51)

Источник